Домой Новости Россия Трубы с отдачей

Трубы с отдачей

862
0

Рязанские власти увидели спасение от деградации регионального жилищно-коммунального хозяйства в концессии. И хотя это явление для России скорее “хорошо забытое старое”, процесс перехода на концессионные рельсы, как выяснила корреспондент “РГ”, получился в регионе непростым.

Ноу-хау от Ивана Грозного

– Первое концессионное соглашение в нашей стране было подписано, когда начали строить дорогу из Петербурга в Петергоф. А до этого подобные механизмы использовал Иван Грозный, – отмечает зампредседателя регионального правительства Шаукат Ахметов. – Сейчас мы возвращаемся на рельсы рыночной экономики, и естественно определенные сферы деятельности становятся для бизнеса привлекательными. Используя концессию, мы совмещаем интересы государства, бизнеса и населения.

Напомним, концессия – одна из форм государственно-частного партнерства, когда имущество передается в пользование на определенных условиях. В системе ЖКХ таким образом частный капитал используется для решения насущных проблем. Более того, в соответствии с требованиями федерального законодательства в сфере водоснабжения и водоотведения, имущество, имеющее срок эксплуатации более пяти лет, должно передаваться бизнесменам исключительно по концессионным соглашениям. В минстрое РФ типовое концессионное соглашение, разработанное в Рязани, называют одним из лучших.

Между тем, когда здесь только начали заниматься этой тематикой, оказалось: уровень местных специалистов недостаточен, чтобы учесть все тонкости. По рекомендации минстроя рязанцы стали сотрудничать с некоммерческим партнерством “ЖКХ-развитие”. А позже была создана рабочая группа под председательством замминистра строительства и ЖКХ РФ Андрея Чибиса, и в нее вошли, в том числе, и рязанские специалисты. В результате появилось типовое соглашение, которое затем разослали по всем регионам.

– Мы принимали самое активное участие в его разработке, потому и говорят, мол, оно создано на рязанском примере, – поясняет Шаукат Ахметов. – Мы готовы к тому, чтоб на нашем опыте были выявлены все ошибки и недочеты законодательства и предлагаемых типовых моделей.

Проблем, действительно, возникает немало. К примеру, минэкономразвития РФ предлагает заключать концессионные соглашения на десять лет. Однако бизнес на это попросту не идет. В той же Рязани износ системы водоснабжения составляет 60 процентов (а с водоотведением ситуация и того хуже), а потому в восстановление сетей необходимо в течение первых пяти лет вложить около пяти миллиардов рублей. Потенциальные инвесторы доказывают: только на то, чтобы вернуть эти инвестиции, потребуется не менее 25-30 лет. В противном случае надо существенно поднимать тарифы или надеяться на финансовую помощь государства, но тогда теряется сам смысл концессии.

Другой момент – оговариваемая сумма вложений концессионера. В Волгограде, к примеру, установили планку в 50 миллиардов рублей. Но это очень большие деньги, и бизнес отнесся к предложению весьма щепетильно. Чуть ли не сразу после проведения открытого конкурса его участники начали в судах опротестовывать отдельные положения конкурсной комиссии.

– Есть и другие вопросы, мы продолжаем обсуждать тонкости, смотрим, что получается у коллег, где объявили конкурсы, – заявил рязанский чиновник. – Процесс корректировки – непростой, но интересный и перспективный.

Заработать на потерях

Когда в апреле в Рязани проводили всероссийское совещание по вопросам концессионных соглашений в ЖКХ под председательством вице-премьера Дмитрия Козака, представители бизнеса проявили к данной теме нешуточный интерес. Оказалось, что “коммуналка” даже в условиях регулируемых государством тарифов может быть прибыльной. Уверяют, что только на снижении потерь можно получить весьма приличный доход. Например, в той же Рязани практически треть выкачиваемой и оплачиваемой воды не доходит до потребителя – и все это закладывается в тарифы. Отремонтировав трубы, концессионер даже при существующей тарифной политике в конечном итоге окажется в прибыли.

Но главное, чем привлекательно концессионное соглашение для государства и бизнеса, – это длительный инвестиционный договор. Для бизнеса – это стабильный источник дохода, поскольку все, чем человек ежедневно пользуется, несет стабильное поступление денежных средств. В Рязани предлагают финансовую модель, рассчитанную на 30 лет: первые десять концессионер вкладывает средства, потом в течение 20 возвращает их и получает доход.

Государство же, предоставляя бизнесу возможность заработать, не расстается со своим имуществом.

Потенциальные инвесторы доказывают: только на то, чтобы вернуть инвестиции, потребуется 25-30 лет

– Недостаток арендных отношений в том, что кусочки улучшенных за счет вложений частника сетей становятся его собственностью. И если власть прерывает с ним отношения, то должна компенсировать все затраты, – поясняет специалист. – В случае с концессией все останется в собственности муниципалитета. Концессионер вложил средства и продолжает эксплуатировать имущество, отбивая затраты. Арендаторы нередко выжимают все, что могут, из своего участка, потом набирают долгов, банкротятся и уходят с рынка. Но уходят с хорошими деньгами, а то и с самой сетью. А здесь концессионер заинтересован в том, чтобы не допустить банкротства. Для государства в этом есть определенные гарантии.

Водоканалом единым

Впрочем, есть одно обстоятельство, которое не может не смущать: в России уже лет 20 говорят о том, что, дескать, в ЖКХ придет частник и наведет порядок. Однако до сих пор положительных примеров в этой сфере немного. По мнению Шауката Ахметова, все дело в том, что только сейчас наконец сформированы эффективные правовые механизмы. На этом рынке уже есть три-четыре крупных компании и ряд более мелких, участвующих в конкурсах. Выработаны и критерии по их выбору – это, в частности, объем капитальных вложений, сроки, тарифная политика.

В то же время бизнес сегодня заинтересован в обслуживании крупных городов с достаточно большим количеством потребителей. Но отдаленные и малонаселенные деревни с их километрами водовода частники брать под свое крыло не готовы.

– Мы хотим объединить все хозяйство в единый водоканал, – размышляет зампред облправительства. – Однако зачастую скважины не зарегистрированы: как пробурил их колхоз, так они и работают, хоть самого предприятия уж давно нет. Поэтому мы призываем все поселения и муниципалитеты воссоздать схемы водоснабжения и водоотведения – каждый метр трубы должен иметь свидетельство на регистрацию. Мы такой работой занимаемся – уже 80 процентов сделали.

Правда, говорить о перспективах концессии на уровне областного водоканала, признают власти, пока рано – сначала надо зарегистрировать все сети и просчитать экономические показатели. Но еще сложнее ситуация с водоотведением. В регионе есть ряд крупных райцентров с многоэтажными домами, где канализация практически отсутствует.

– Проблемы вскрываются, можно сказать, слоями, и решать их придется постепенно, – отмечает Шаукат Ахметов. – Ситуация с водоснабжением и водоотведением в дальних населенных пунктах обязательно нормализуется, если мы сможем запустить механизм государственно-частного партнерства. Пусть даже это будет не концессия, а иной, правильно подобранный инструмент.

А как у соседей

В Твери передали в концессию Парк Победы. Соглашение с инвестором, заключенное муниципальной администрацией с разрешения гордумы, подразумевает передачу прав на владение и пользование объектом на 15 лет.

Парк, формирование которого началось еще в 1970-х годах, сейчас реконструируется. На его территории, в частности, ведется строительство муниципального мемориального комплекса “Пантеон Памяти”. Просчитав расходы, власти признали их накладными для бюджета и привлекли частные инвестиции, применив договор концессии.

Условия жесткие. Концессионер обязался вложить 35 миллионов рублей (хотя рыночная стоимость парка – 22,5 миллиона). На эти деньги он должен завершить строительство (включая подсветку и имитацию вечного огня), создать смотровую площадку в мемориальной зоне, реконструировать аллеи, озеленить территорию и в течение всего периода содержать за свой счет парковую инфраструктуру. В перечне передаваемых объектов 60 пунктов: монументы, бассейн, дорожки, аттракционы, оборудование для игровых площадок, клумбы, две сотни скамеек и многое другое.

Помимо большого земельного налога (а территория парка занимает 11,5 гектара и расположена в центре города) частник ежегодно будет перечислять в городскую казну 636 тысяч рублей концессионной платы. Взамен он имеет право забирать себе деньги за билеты на аттракционы, вести коммерческую деятельность в сфере развития физкультуры и массового спорта, проводить выставки, спортивные и культурные акции, организовывать досуг и развлечение посетителей, в том числе строить нестационарные объекты, которые будут приносить ему доход.

При этом инвестор вправе передавать другим лицам свои права по договору аренды земли и сдавать в субаренду парковую землю, но ему запрещено возводить здесь какие-либо объекты недвижимости и передавать парк в залог. Также он обязан предоставлять посетителям парка льготы, установленные законами всех уровней.

За неисполнение условий договора компания будет платить муниципалитету неустойку в размере одного процента от суммы годовой концессионной платы за каждый день просрочки. Оснований для выплаты неустойки десятки: это и нарушение сроков реконструкции мемориальных объектов, и просрочка платежей, и нарушение порядка использования паркового имущества. При этом администрация города вправе в любой момент запросить у концессионера отчет о работе.

Источник: РГ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here